Сотрудничество детективных агентств с крупными предприятиями и организациями.

Почему в ряде случаев частный детектив предпочтительней внутренней службы безопасности и что это за случаи? Борьба с злоупотреблениями, воровством, шпионажем, утечкой информации и происками конкурентов.

Иногда в услугах детектива нуждается не физическое лицо, а крупное предприятие. Например, если руководство подозревает сотрудников в злоупотреблении служебным положением, нанять для расследования частного детектива надежнее и безопаснее, чем собственную службу расследования. Детектив – лицо незаинтересованное, поэтому, результаты его расследования объективнее.

Кто нуждается в услугах частного детектива из мира бизнеса и крупных организаций.

Частное детективное агентство начинает работу с клиентом с составления и подписания договора. Оплата услуг зависит от уровня их сложности. Это могут быть как личные проблемы, так и служебные. Но есть одно неоспоримое правило. Частный детектив не возьмется за расследование, если клиент заказывает установить, кто является владельцем машины с государственными номерами. Или номер телефона, например, начальника отдела криминальной полиции. Эти сведения по закону не подлежат распространению.

Нередко мы слышим: «Разве нет у больших предприятий достаточного количества работников, чтобы без чужой помощи бороться с преступным миром?» На это у нас всегда найдётся достойный ответ. Когда конфликты на производстве касаются режима внутренних отношений данного предприятия, то, чтобы обезопасить себя от риска, оно просто-напросто не хочет привлекать к работе своих детективов, ведь их компетенция охватывает круг внешней контрразведки, а не контроль сотрудников.

Именно потому, когда кто-либо подозревается в злоупотреблении служебными полномочиями, лучше привлекать к работе частных сыщиков «извне». Частный сыщик – это лицо, незаинтересованное, поэтому оно в силах разрешить проблемы объективно и вернуть предприятие к нормальному режиму работы.

Для примера можно привести один из случаев, произошедших в городской больнице. Пациенты как один жаловались на сильную боль при операции. Всё бы ничего, если бы жаловались на боль только два-три человека, но не свыше десяти, вдобавок со схожими симптомами. Главный врач больницы не мог понять, в чём же собственно здесь дело. Он знал, что все ампулы содержат обезболивающее, в состав которого входят наркотические и психотропные вещества и каждая из них выдаётся строго в определённом порядке. Также он знал, что даже за одну ампулу, которая исчезнет, он будет нести ответственность в соответствии с законом.

Добившись разрешения у администрации больницы, а также согласия главного врача, была установлена камера видеонаблюдения. Частные сыщики лично общались с больными, которые предъявляли жалобы и, благодаря многолетнему опыту работы в полиции, поняли, в чём тут дело ещё до того, как установили камеру. Всё так и было, как подсказывала интуиция детективов. Оказывается, медсестра-ассистент, которая была наркотически зависима, когда делала очередную инъекцию похищала сразу половину содержимого из ампулы, добавляя в оставшееся содержимое обычную воду. Но сыщики догадались о гораздо большем, ведь всё далеко не так просто как кажется. Сказалась работа в полиции, большой опыт общения с большим количеством подозреваемых, тут же было решено, что важен не исполнитель, важнее заказчик.

Не смотря на работу детективов, врач подключил и сотрудников полиции, ведь это всё-таки не просто правонарушение, это уже целое уголовное преступление. Но улики, полученные в результате расследования частным сыщиком, воспринимаются полицией, прокуратурой как реальные и используются в суде.

Что касается видеосъёмки: в случае расследования, к примеру, в отношении лица, поселившегося в гостиничном номере, если администрация отеля не знает о её наличии, то проведение съёмки запрещено под угрозой ответственности по уголовному законодательству. Гостиницы, сауны, увеселительные заведения и даже частная территория, включающая магазины, в которых без разрешения уполномоченных органов видеосъёмка запрещена, а допуск, в свою очередь, не включает в себя беспрерывное слежение – закон не разрешает вести видеонаблюдение при обстоятельствах личного характера, посягающее на границы индивидуальной приватной сферы. Нельзя нарушать правила, сложившиеся в нашем обществе.

К частным сыщикам обращаются начальники и хозяева, сотрудники которых постоянно болееют, но вызывают подозрение. В итоге тайна становится явной. Оказывается, что якобы “больные” не только работают, но и работают в различного рода клубах и ночных дискотеках. Конечно же, договор, заключён с работодателем, а не с ведомством по труду. Судьба правонарушителей зависит от инициативы работодателя соответственно. В агентство обращаются и работодатели, если кто-то из сотрудников слишком часто отправляется на бюллетень и со справками у них все в порядке. Если обнаруживается, что «больничный» фиктивный, работодатель сам решает, каким образом поступить с нерадивым работником.

Рутинной работой стало расследование дел о шпионаже на производстве, нарушении порядка конкурентной борьбы, а также диверсионной деятельности со стороны конкурентов. Непосредственно владелец организации или один из его компаньонов может заметить значительное уменьшение количества клиентов и одновременно отметить тот факт, что у их конкурентов в этом плане дела идут успешнее. Зачастую, в такой деятельности против бизнес структур задействованы работники из конкурирующих предприятий, которые имеют доступ к клиентской базе либо имеют контакты с сотрудниками и клиентами конкурента. Значит необходимо за ними проследить, что бы убедится, действительно ли существуют подобные контакты. Закон не запрещает проведение видеосъёмки и применение GPRS-слежения, которые помогают вести преследование даже при частой смене машин и не упускать объект слежения из виду. Когда же сыщик доподлинно узнаёт цель поездки лица, подозреваемого как источник утечки информации, он передает информацию клиенту, а он уже ориентируется исходя из ситуации. Наиболее частой причиной многих бед обрушивающихся на клиентов детективных агентств, после проверки оказывается другая организация – конкурент.

Нередко сыщик устанавливает личный словесный контакт и налаживает связи, как с источником утечки, так и с конкурентами-заказчиками. Опытные сыщики используют весьма впечатляющие и правдивые легенды, умеют вытянуть из собеседника всё, даже, если он не готов откровенничать. В результате нередко выясняется, что лицо, подозреваемое в предательстве интересов фирмы, либо было заслано заранее, либо завербовано организациями-конкурентами для получения информации о секретах компании. Такие случаи стоит расценивать не как нарушение этических норм, а как противоправное деяние в соответствии с Кодексом о запретных методах конкуренции.
 
© 2010-2017 Детективное агентство (Все виды услуг)   
  Разработка NeverLand Studio